Классическое определение образования незыблемо по сей день: образование – это единство обучения и воспитания.

Поговорим о воспитании.

Русский мыслитель-энциклопедист Павел Флоренский как-то заметил, что в школе на первом месте должно быть поставлено воспитание. Думаю, что эту позицию разделяют многие педагоги.

Как мне представляется, современная школа призвана достигать нескольких взаимоувязанных целей: формировать гражданина, воспитывать нравственного, свободного человека, пестовать потребителя, способного социализироваться в современном обществе, готовить детей к будущей профессиональной карьере. С утилитарными задачами нынешняя школа справляется неплохо. Что же касается духовного и личностного роста учащихся, то здесь еще работы непочатый край. Справедливо считается, что школа должна воспроизводить народ, объединенный общей культурой. Без упора на воспитание с этим не справиться. Недавно президент России В.В. Путин обмолвился, что в преддверии тотальной генной инженерии важно задумываться о морально-этической стороне всякой человеческой деятельности, по сути, он сказал о воспитании человека.

Современная школа в том, что касается образовательных технологий, программ, технических средств обучения, развивается семимильными шагами. Но в воспитании она проигрывает советской. Сегодня лишь начали вновь размышлять о воспитательном процессе. В 90-е годы 20 века отечественная школа решила, что воспитание – дело семейное, а не школьное. Школа же, дескать, должна сосредоточиться на обучении, на передаче знаний, умений и навыков, оказании образовательных услуг. С этим нельзя согласиться: образование – это сфера духовной и интеллектуальной культуры государства, а не комбинат бытового обслуживания. Магистральным направлением в школе должно быть не натаскивание на ЕГЭ, не гонка за новациями в информационной образовательной среде, а работа с детскими душами и судьбами. В противном случае – это половинчатое, паллиативное образование.

В центре внимания советской школы была личность ученика. Советская школа давала ребенку академическое, глубокое знание, выверенную систему ценностей и убеждений, школа воспитывала, прививала основы взаимопомощи, товарищества, альтруизма. Отличники опекали отстающих. Важная роль отводилась самоуправлению детей, пионерской и комсомольской организациям. В них выкристаллизовывался моральный кодекс юного советского человека. Напротив, современная школа зачастую учит детей изворотливости и эгоизму.

Государство должно вернуться к положительному опыту советской школы, но на новом, современном витке развития. 

Можно сказать, что в последние два-три года в учебных заведениях страны (школах, лицеях, колледжах, вузах) наблюдается некий ренессанс воспитательной деятельности. Появились специальные структуры, работники, осуществляющие исключительно воспитательные функции. Однако порой современная школа перенимает не столько эффективную практику советского воспитания с ее прорывами и успехами, сколько ее провалы и огрехи. Опять налицо увлеченность мероприятиями, ритуалами, праздниками. Порой весьма формальными, заорганизованными. И в советской школе были унылые политинформации, пафосные марши с речевками, неискренние политические песни. Пользы они не приносили, но скепсиса юношам и девушкам добавляли.

Теперь, например, часто можно слышать, что эстетический вкус подрастающему поколению должна прививать сама атмосфера учебного заведения, благоустроенные аудитории, красивые интерьеры. Конечно, это так. Но во всем нужно знать чувство меры. И это чувство также необходимо воспитывать у детей и молодежи, чтобы не получилось комично, как в одном из петербургских вузов, где, приучая к прекрасному, туалеты оформили, словно читальные залы библиотеки, расставив в них нечто похожее на книжные стеллажи с корешками книг.

Модными становятся патриотические акции. Но мероприятия, рассчитанные прежде всего на внешний эффект, не трогают сердца детей, не могут конкурировать с тем же интернетом. Современные подростки не променяют соцсети и компьютерные игры на официозную культурную программу. Бесконтрольный интернет, безусловно, калечит детские души. Государству необходимо вырабатывать нетривиальные механизмы, которые бы нивелировали отрицательное воздействие всемирной паутины.

В последнее время некоторые воспитательные проекты набирают обороты в рамках дополнительного образования, я имею в виду разнообразные кружки, школьные исследовательские центры, арт-студии, научные сообщества. Для нравственного развития ребенка представляется чрезвычайно важным (и это было редкостью в советской школе) диалоговое взаимодействие учителя и ученика в учебном процессе.

Необходимо шаг за шагом преодолевать отчуждение детей от школы, их ориентированность на образчики западной масс-культуры, вовлекать родителей в совместный воспитательный процесс, быть может, подумать над тем, чтобы должность классного руководителя стала освобожденной, а не совмещалась учителями-предметниками. Все эти меры убедительны и полезны.

Однако максимально действенным воспитание становится тогда, когда оно сопряжено с обучением, с преподаванием того или иного предмета. В учебном материале всякой школьной программы есть воспитательный ресурс. Воспитание тогда благодатно, когда оно не нарочитое, не специальное, а опосредованное, деликатное, ненавязчивое, интеллигентное. Глава Минобрнауки О.Васильева подчеркнула, что у нас теперь хорошо поставлено военно-патриотическое воспитание (чего стоит один только «Бессмертный полк»). «Нам нужно сюда добавить воспитание буквально во всем, на каждом предмете: воспитывать человека через историю, литературу, музыку, труд», - сказала министр.

Нам нужно возрождать лучший опыт из традиций советской школы. А таким как раз и являлось воспитание в процессе обучения. Воспитание через толстовского Платона Каратаева, через героев «Молодой гвардии». Помню, работая в обычной ленинградской школе в конце 80-х годов прошлого века, при составлении конспекта урока я непременно формулировал не только учебные, но и воспитательные задачи на каждое занятие. Такова была повсеместная практика в советской общеобразовательной школе. Думаю, современные учителя нуждаются в методических разработках, предусматривающих воспитательные аспекты школьных уроков. Остро нуждаются в особых методических семинарах и курсах по воспитательной работе.

Не могу не сказать и о воспитывающих советских учебниках. Задания и упражнения в них (не обязательно лишь в учебниках гуманитарного цикла, но и по естественнонаучным дисциплинам, по математике, физике) учитывали в том числе и необходимость воспитательного воздействия. Советский букварь давал примеры поведения: дети убирают класс, поливают цветы. Хрестоматийную «Мама мыла раму» уже не найти. Я не призываю пользоваться советской архаикой. Напротив, воспитание продуктивно лишь тогда, когда основывается на современных реалиях, актуальном контексте, востребованных новшествах. Но отнюдь не хорошо и другое, когда со страниц современных учебных пособий людей, например, вытеснили животные: то бараны бьют в барабаны, то обезьяна издевается над крокодилами.

Обучение должно идти рука об руку с воспитанием. Это воспитывающее обучение и есть самое надежное воспитание – с нравственным императивом, с гуманистическими ценностями.

Анатолий Николаевич Бузулукский, прозаик, поэт, педагог

Источник: Ассоциация ветеранов педагогического труда

Школьную программу пополнили два новых предмета – астрономия и шахматы. Правда, астрономия как учебная дисциплина – это хорошо забытое старое. История ее преподавания уходит корнями в Петровскую эпоху, своего расцвета достигает в XX веке, и только постсоветский период вычеркнул науку о звездах из школьного расписания. Да и шахматные кружки были чуть ли не в каждом общеобразовательном учреждении, Домах детского творчества, Дворцах пионеров. Теперь астрономия и шахматы становятся полноправными предметами в школьной «табели о рангах». 
 
Скептики могут саркастично улыбнуться: дескать, очередной бадминтон. Помните, как несколько лет назад в качестве некой школьной дисциплины (кстати, не без участия Д.А.Медведева, тогда занимавшего пост президента России) лоббировался этот вполне себе невинный вид спорта?
 
Нет, астрономия и шахматы – достойное и важное прибавление в современной отечественной школе. 

Недавно был проведен массовый интернет-опрос, в котором приняли участие школьник разных городов России: Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Калининграда, Екатеринбурга, Самары, Омска, Сочи, Ростова-на-Дону, Хабаровска, Красноярска, Казани, Волгограда, Пензы, Ижевска, Челябинска, Краснодара и др. Почти 9000 тысяч участников поделились в сети личным опытом и мнением о том, насколько сложно сегодня учиться современному школьнику.Организаторы опроса поделили участников на три группы: первая – ученики начальной школы (в опросе приняли участие 1075 человек), вторая группа – ученики средней школы (6364 человека), третья группа – ученики старшей школы (1036 человек). Опрос состоял из 7 ключевых вопросов, ниже представлены ответы учеников в процентном соотношении исходя из того, к какой группе относится респондент: 

В конце 2015 года Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел массовое исследование среди абитуриентов и их родителей, в котором приняли участие 2 200 респондентов из 20 субъектов РФ. Среди опрошенных выделили несколько целевых групп: студенты первых курсов абитуриенты и их родители, учителя, преподаватели вузов.

Основной задачей было выяснить, является ли наличие вступительных экзаменов главным критерием при выборе вузов абитуриентами.

Задайте такой вопрос школьникам, и они хором ответят: «Конечно, вредно»! Интересно, что этого же мнения придерживаются не только дети, но и некоторые ученые. Профессор из университета Дьюка Харрис Купер нашел доказательства того, что «нелюбимые» домашние задания не так уж и полезны! Конечно, этот факт вызывает много вопросов и утех, кто категорически против отмены школьных заданий и даже у тех, кто за нее.

Требование ФГОС освоить проектную и исследовательскую деятельность (в урочной и во внеурочной работе) как обязательное для всех школьников страны, закрепленное вдобавок специальной строкой в аттестате о полном среднем образовании, есть настоящая и глубокая новация. Самая, наверное, трудная для внедрения из всех фгосовских нововведений, поскольку ничего похожего в массовой педагогической практике российских школьных работников не было. А если и было, то на уровне профанации.

Среди множества образовательных нововведений, мод и «требований сверху» очень важно не пропустить те подлинные кристально твердые и ясные тренды, которые переросли моды и модников, став устойчивыми ориентирами, позволяющими «услышать ось земную, ось земную» (О. Мандельштам). Один из таких безусловных в своей ценности трендов – индивидуализация в образовании. Многие мифы о ней давно опровергнуты. Однако тренд крепнет, и рождаются новые мифы. Обсудим?

С проектом бумаги под названием «Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года» происходит странное.

Его вроде бы обсуждают в профессиональных собраниях; пресса сообщает об откликах на него; к 1 декабря — то есть уже через неделю — его представят в правительство, что, в общем, будет практически равносильно принятию. Но ни на сайте Министерства культуры, ни на сайте головного разработчика проекта, Института культурного и природного наследия имени Лихачёва, этой бумаги нет. Больше того: внимательно почитав отклики, можно заметить, что диспутанты опираются на разные варианты текста (ну, или очень уж по-разному его читают). От принятых у нас общественных обсуждений, неизменно управляемых самими авторами бумаг, и всегда-то проку мало, а уж если и актуального варианта текста нет в общем доступе, проку, боюсь, не будет совсем. И стратегия будет утверждена в лучшем случае никакая, а в худшем — вредная.

 

Фонд Билла и Мелинды Гейтс* представил результаты масштабного исследования Teachers Know Best, которые показывают, чего от образовательных технологий хотят сами учителя.

На всеобщее обсуждение выносится Концепция преподавания русского языка и литературы в отечественных школах.

 

О результатах обсуждения говорить вроде бы рано: оно только началось; но основной его результат я возьмусь предсказать уже сейчас. Нас известят, что в горячих дискуссиях общество всесторонне оценило идею расщепления итогового экзамена по русскому языку на базовый и профильный уровень — и эту идею одобрило. Это будет исторический шаг. Только его пока и недостаёт, чтобы рядовая школа окончательно стала школой, где не нужно учиться, — в обоих простых смыслах этой фразы. И в том смысле, что ученику там не приходится прикладывать усилия — и в том смысле, что в неё просто не стоит ходить. Незачем.

 

Возможно, Вы знакомы с одним весьма интересным проектом, разработанным в России –  «Атлас новых профессий». Это уникальный на наш взгляд альманах, в котором описаны перспективные отрасли и профессии на ближайшие 15-20 лет. Недавно мы обратились к «Атласу…», чтобы взглянуть, что же он нам предвещает? Казалось бы, такая традиционно консервативная сфера деятельности, как образование, не претерпит глобальных изменений. Понятно, что развитие новых технологий меняет подход к учебному процессу. Вопрос – насколько и как сильно это повлияет именно на профессию педагога?
Vhod Kabinet ANEKS

banner uslugi

ПРИГЛАШАЕМ!

Приглашаем педагогов со стажем работы по специальности от 25 лет в Ассоциацию ветеранов педагогического труда!

Только для вас - специальные образовательные мероприятия, интересные встречи и многие другие события.

Звоните по телефону: (812) 956-67-42 или пишите на e-mail: editor@ext.spb.ru.

Просим всех: расскажите о Клубе своим коллегам, которые уже не работают в школе!

Электронный журнал для педагогов Экстернат.РФ (федеральный уровень)

Электронный журнал для педагогов Педагогика.Онлайн (региональный уровень)

Интернет-магазин педагогической литературы